Сатгуру Шивайя Субрамуниясвами

"ШЕСТЬ ШКОЛ ШИВАИЗМА"


(перевод - А. Костенко)



Садгуру Шивайя Субрамуниясвами В поисках мира, просветления и освобождения невозможно найти более терпимого, более мистического, более распространенного или более древнего пути, чем шиваитский индуизм. За свою долгую историю шиваизм породил массу духовных линий и традиций, каждая из которых обладает сво­ими уникальными философско-культурно-лингвистическими характеристи­ками, и до 1100 года доминировал во всей Индии, от Гималаев до Шри-Ланки, от Бенгальского залива до Аравийского моря. В этом разделе мы представим в основных чертах шесть главных традиций, которые выделяются в контексте современного шиваизма. Это шайва-сиддханта, пашупата-шиваизм, каш-мирский шиваизм, вира-шиваизм, сиддха-сиддханта и шива-адвайта. Следует иметь в виду, что это формальное и несколько интеллектуаль­ное подразделение, как бы полезно оно ни было, никоим образом не может являться ни исчерпывающим описанием шиваизма, ни даже единственным возможным списком его традиций. Реальный шиваизм гораздо богаче и раз­нообразнее, чем предполагает эта схема. Есть, например, разновидности ши­ваизма, которые практикуют тринадцать миллионов человек в Непале, три миллиона в Индонезии или пятьдесят пять миллионов индуизированных яванцев, которые поклоняются Шиве под именем Батара. Подумайте также о миллионах смартов и других универсалистов, которые приняли Ганешу, Муругана или Шиву в качестве своего избранного Божества, или о многих и многих поклонниках Аяппана, которые совершают богослужения в южноин-дийских святилищах Господа Муругана. При этом нельзя упускать из виду тот факт, что лишь горстка людей из миллионов кашмирских последователей Шивы формально связывают себя со школой, которая называется "кашмирский шиваизм". Подобным образом, и в южноиндийском штате Тамилнад, где Шиве поклоняются более пятидесяти миллионов человек, только хорошо информированное меньшинство называет себя шайва-сиддхантинами.

Наше обсуждение этих шести школ и их традиций основывается на исторической информации. В исторических записях имеются существенные пробелы, но в каждый момент, когда прошлое приподнимает перед нами свою завесу, мы видим, что поклонение Шиве присутствует. В долине Инда 8000 лет назад делали печати, на которых Шива изображался как Господь Пашупати, сидящий в йогической позе. В "Рамаяне", которую датируют ас­трономическими методами 2000-ми гг. до н. э., Господь Рама поклоняется Шиве, как и его противник Равана. В "Махабхарате", датируемой примерно 1300-ми гг. до н. э., мы снова встречаем поклонение Шиве. Будда родился в 624 г. до н. э. в шиваитской семье, и исторические записи того времени говорят о шиваитских аскетах, которые блуждали по холмам и выглядели во мно­гом так же, как и сегодня.

Основу всех школ шиваизма составляют Шайва-агамы. Философия этих Агам - теистическая, т.е. в них Шива предстает Всевышним Богом, имманентным и трансцендентным одновременно, принимающим поклонение как личностный Господь и достижимый посредством йоги. Эта теистическая концепция проходит красной нитью через все школы.
С философской точки зрения агамическая традиция включает следующие основные доктрины: 1) пять энергий, или милостей, Шивы: творение, сохранение, разрушение, сокрытие и откровение; 2) три категории: Пати, пашу и паша - Бог, души и узы; 3) три вида уз: анава, карма и майя; 4) тройственная энергия Шивы - иччха-, крия- и джняна-шакти; 5) тридцать шесть таттв, или категорий бытия, от пяти элементов материи до Бога; 6) необходимость садгуру и инициации; 7) сила мантры; 8) четыре пады: чарья, крия, йога и джняна.
Изучая отдельные школы и линии внутри шиваизма, имейте в виду, что все они придерживаются этих учений. Наше обсуждение будет, что вполне естественно, сосредоточено на различиях между школами, но различия не должны заслонять внушительного сходства, существующего как в вере, так и в практике.В Шайва-агамах содержатся и монизм, и дуализм, и промежуточные философии. Поэтому различные школы могут стоять на разной философской платформе и при этом все - опираться на Агамы. Традиция кашмирского шиваизма утверждает, что Шива открыл различные философии людям различного склада ума, чтобы каждый мог продвигаться по духовному пути к признанию внутреннего единства человека и Бога.
При этом мало кто из последователей Шивы в наше время или в прошлом был непосредственно знаком с Агамами. Чтение и писание было прерогативой специально подготовленных книжников, и даже сегодня Агамы сохраняются в основном на тех же листьях олай, на которых они передавались из поколения в поколение.
Агамическая философия и практики передаются обычному человеку по другим каналам, одним из которых являются Шайва-пураны. Эти собрания устных преданий о жизни богов пропитаны агамической философией. Например, "Шива-пурана" провозглашает: "Шива есть великий Атман, ибо Он есть Атман всего, Он вечно наделен великими качествами. Преданный должен осознать, что Шива тождествен ему самому: "Я - только Шива"".
Второй канал передачи агамической философии - это шиваитский храм, так как устройство храмов и выполнение храмовых ритуалов устанавливаются именно в Агамах; собственно, это одна из важнейших тем Агам. Священники пользуются специальными руководствами (паддхати), в которых обобщаются все инструкции по богослужению, содержащиеся в Шайва-агамах. Третий канал - это песни и бхаджаны шиваитских святых, которые, при всей своей простоте, несут мощное философское содержание. Четвертый канал - это непрерывные устные поучения от гуру, свами, пандитов, шастри, священников и старейшин.

Итак, шиваизм не является единой иерархической системой. Скорее, это совокупность тысячи традиций, больших и малых. Некоторые из них - традиции ортодоксальные и благочестивые, другие - иконоборческие, третьи - например, капалики и агхори - жестко аскетические, эксцентрические и оргиастические. Для некоторых Шива есть мощный, грозный, ужасающий разрушитель, но для большинства Он - воплощенная любовь, сострадательный и нежный Бог. И для почти всех из миллионов преданных Шивы шиваизм - это не философская школа, а сама жизнь. Они просто любят Шиву и следуют почитаемым традициям своей семьи и общины. Эти люди посещают храмы и отмечают переломные моменты жизни святыми таинствами. Они совершают паломничества, творят ежедневные молитвы, практикуют медитации и йогические дисциплины. Они поют священные гимны, слушают рассказы из Пуран и повторяют стихи из писаний.
И все же весьма полезно разобраться в формальных идейных потоках, которые питают и поддерживают эту религию. И мы начинаем наше краткое описание шести школ шиваизма с самой влиятельной школы, шайва-сиддханты.

Шайва-сиддханта

Шайва-сиддханта - самая древняя, самая энергичная и широко практикуемая сегодня школа шиваитского индуизма, охватывающая миллионы приверженцев, тысячи действующих храмов и десятки живых монашеских и аскетических традиций. Несмотря на популярность сиддханты, ее славное прошлое как всеиндийской религии относительно мало известно людям, а сегодняшняя сиддханта отождествляется в основном с ее южноиндийской, тамильской формой. Термин шайва-сиддханта означает "последние или признанные выводы шиваизма". Это формализованная теология божественных откровений, содержащаяся в двадцати восьми Шайва-агамах. Первым известным нам гуру "чистой" (шуддха) традиции шайва-сиддханты был Махарши Нандинатха из Кашмира (ок. 250 г. до н. э.), упомянутый в книге по грамматике Панини как учитель риши Патанджали, Вьягхрапады и Васиштхи. Из письменных работ Махарши Нандинатхи до нас дошли только двадцать четыре санскритских стиха, озаглавленных "Нандикешвара-кашика", в которых он изложил древние учения. Из-за его монистического подхода ученые часто причисляют Нандинатху к представителям школы адвайта.
Следующий выдающийся гуру, упоминающийся в письменных источниках,- это Риши Тирумулар, сиддха из линии Нандинатхи, который пришел из Кашмирской Долины в южную Индию, чтобы распространять священные учения двадцати восьми Шайва-агам. В своем глубоком труде "Тирумантирам" ("Святое воспевание") Тирумулар впервые изложил обширные писания Агам и философию шайва-сиддханты на сладкозвучном тамильском языке. Риши Тирумулар, как и его садгуру Махарши Нандинатха, проповедует монистический теизм, в котором Шива является одновременно материальной и Действенной причиной, имманентным и трансцендентным. Шива создает души и мир посредством эманации из Себя и в конце концов вновь поглощает их в Свое океаническое Бытие - так вода течет к воде, огонь стремится к огню, эфир - к эфиру. "Тирумантирам" показывает сиддханту как последовательный четверичный путь, составляющими которого являются чарья, добродетельная и высокоморальная жизнь; крия, храмовое богослужение; и йога - внутреннее поклонение и союз с Парашивой благодаря милости живого садгуру - которые приводят к состоянию джняны и освобождению. После освобождения духовное тело продолжает развиваться, пока полностью не сольется с Богом - джива станет Шивой.
Шуддха-шайва-сиддханта Тирумулара имеет общие корни с сиддха-сиддхантой Махасиддхайоги Горакшанатхи в том смысле, что обе являются линиями передачи учения натхов. Линия Тирумулара известна как Нандинатха-сампрадайя, линия Горакшанатхи - как Адинатха-сампрадайя.

Шайва-сиддханта расцвела в южной Индии как мощное движение бхакти с элементами сиддха-йоги. В течение седьмого-девятого столетий святые Самбандар, Аппар и Сундарар странствовали от храма к храму, воспевая величие Шивы. Они успешно защищали шиваизм от опасности буддизма и джайнизма. Вскоре царский главный министр Маниккавасагар отказался от мира богатства и славы, чтобы искать Бога и служить Ему. Его проникновенные стихи, названные "Тирувачагам", полны визионерских переживаний, божественной любви и пламенного стремления к Истине. Песни этих четырех святых являются частью свода писаний, известного как "Тирумурай", который вместе с Ведами и Шайва-агамами образует письменную основу шайва-сиддханты в Тамилнаде.

Кроме святых, философов и аскетов, в Индии всегда были многочисленные сиддхи ("достигшие"), опьяненные Богом люди, которые появлялись из столетия в столетие как святые, гуру, вдохновенные преданные или даже презираемые всеми "не имеющие касты". Шайва-сиддханта имеет особые основания считать их своими, но их присутствие и откровения пронизывали все школы, философии и линии преемственности и сохраняли истинный дух Шивы на земле. Эти сиддхи представляли собой главный источник силы, сопровождавший религию из одной эпохи в другую. Из хорошо известных имен можно назвать мудреца Агастью, Бхогу Риши, Тирумулара и Горакшанатху. Их почитают сиддха-сиддхантины, кашмирские шиваиты и даже непальские ветви буддизма.

В центральной Индии шайва-сиддханта санскритской традиции была введена и оформлена Гухаваси Сиддхой (ок. 675 г.). Третий преемник в его линии, Рудрашамбху, также известный как Амардака Тиртханатха, основал монашеский орден Амардака (ок. 775 г.) в Андхра-Прадеш. С тех пор возникли три монашеских ордена, которые послужили распространению шайва-сиддханты по всей Индии. Кроме ордена Амардака (который был связан с Удджайном, одним из самых святых городов шиваизма), существовали орден Маттамаюра (в столице царей Чалукья, рядом с Пенджабом) и орден Мадхуматейя (в центральной Индии). От каждого из них произошли многочисленные дочерние ордены, так как монахи сиддханты, полные миссионерского духа, использовали влияние своих царственных покровителей для пропаганды учения в сопредельных царствах, в частности в южной Индии. Так, монахи Маттамаюры основали монастыри в Махараштре, Карнатаке, Андхре и Керале (ок. 800 г.).

Из многих живших позднее гуру и ачарьев, распространявших сиддханту по всей Индии, двум сиддхам, Садйоджйоти и Брихаспати из центральной Индии (ок. 850 г.), приписывается заслуга систематизации теологии на сан­скрите. Садйоджйоти, инициированный кашмирским гуру Уграджйоти, проповедовал философские воззрения сиддханты, как они содержатся в "Раурава-агаме". Его преемниками были Рамакантха I, Шрикантха, Нараянакантха и Рамакантха II, каждый из которых написал многочисленные трактаты по шайва-сиддханте.
Позднее царь Бходжа Парамара из Гуджарата (ок. 1018 г.) сжал многие тома писаний сиддханты в один краткий метафизический трактат под названием "Таттва-пракаша", считающийся главным санскритским писанием шайва-сиддханты.
Монистические воззрения шайва-сиддханты разделял Шрикумара (ок. 1056 г.), утверждавший в своем комментарии под названием "Татпарья-дипика" к трудам Бходжи Парамары, что Пати, пашу и паша - в конечном счете одно и то же, и что откровение провозглашает, что Шива един. Он есть сущность всего. Шрикумара соглашался, что Шива является и действенной, и материальной причиной вселенной.

Шайва-сиддханта с готовностью принималась повсюду в Индии и продолжала расцветать вплоть до исламского вторжения, которое практически уничтожило все следы шайва-сиддханты в северной и центральной Индии и ограничило ее открытое практикование южными областями субконтинента.
В двенадцатом столетии Агхорашива поставил перед собой задачу объединить санскритскую традицию сиддханты Севера с южной, тамильской сиддхантой. Как глава дочернего монастыря ордена Амардака в Чидамбараме, он придал необычный уклон теологии шайва-сиддханты, прокладывая дорогу для новой, плюралистической школы. Категорически отвергая любые монистические интерпретации сиддханты, Агхорашива вызвал драматические изменения в понимании Божества, классифицировав первые пять принципов, или таттв (Нада, Бинду, Садашива, Ишвара и Шуддхавидья), как принадлежащие к категории "паша" (уз) и утверждая, что они являются следствиями причины и, по существу, бессознательными субстанциями. Это было, конечно, отходом от традиционных учений, в которых эти пять таттв были частью божественной природы Абсолюта. Агхорашива, таким образом, учредил новую сиддханту, отличную от первоначальной монистической шайва-сиддханты Гималаев.
Хотя Агхорашива придерживался плюралистического взгляда на сиддханту, его заслуга в том, что он сохранил бесценные санскритские ритуалы древней агамической традиции, описав их в своих книгах. На сегодняшний день философии сиддханты Агхорашивы следуют почти все потомственные храмовые священники-шивачарьи, а его паддхати - тексты об Агамах - стали стандартными руководствами по пудже. Его "Криякрамадйотика" является обширным трудом, освещающим почти все аспекты ритуала шайва-сиддханты, включая дикшу, самскары, атмартха-пуджу и установку храмовых божеств.

В тринадцатом веке в шайва-сиддханте произошло еще одно важное нововведение - когда Мейкандар написал двенадцать стихов "Шиваджняна-бодхам". Эти стихи и последовавшие труды других авторов заложили основу Мейкандар-сампрадайи, проповедующей плюралистический реализм, в котором Бог, души и мир сосуществуют параллельно и безначально. Шива - действенная, но не материальная причина. Душа растворяется в Шиве, как соль в воде - вечное единство, которое также является и двойственностью. Литература этой школы так долго доминировала в схоластике, что шайва-сиддханту часто ошибочно считают исключительно плюралистической. На самом же деле существуют две интерпретации сиддханты, монистическая и дуалистическая, из которых первая является первоначальной философской посылкой, которую можно найти в домейкандаровской литературе, включая Упанишады.

Шайва-сиддханта богата храмовыми традициями, религиозными праздниками, священными искусствами, духовной культурой; в ней много кланов священнослужителей, монашеских орденов и учительских линий преемственности. Все это процветает до сих пор. Сегодня шайва-сиддханта наиболее широко распространена среди шестидесяти миллионов тамильских шиваитов, которые живут в основном в южной Индии и в Шри-Ланке. Здесь особенно много значительных обществ, храмов и монастырей сиддханты.

Пашупата-шиваизм

Пашупаты (от Пашупати, имени Шивы, означающего "Владыка душ") - это древнейшая известная секта шиваитских монахов-аскетов. Они странствовали, стуча по дорожной пыли железными трезубцами и крепкими посохами. Их масляные волосы были закручены неопрятными кольцами или связаны в узел, на их лицах была запечатлена сильнейшая преданность Богу, их пронзительные глаза видели больше Шиву, чем мир, их бедра были обернуты оленьей шкурой или корой. Пашупаты были бхактами и добрыми магами Шивы, отстранившимися от ведического общества, в котором господствовали жрецы. В те времена религиозное брожение в Индии усилилось из-за того, что волны шиваитского агамического теизма и буддизма сталкивались, перекатываясь через Гангскую равнину.
Пути пашупатов зафиксированы в хрониках несколькими, иногда враждебно настроенными, современниками-комментаторами той далекой эпохи и оставляют у нас смешанное впечатление об их жизни и философии. Первоначально они позволяли любому следовать их путем, на котором не различались касты. По мере того как популярность линии пашупатов росла, множество брахманов примыкало к ним, чтобы беспрепятственно служить Шиве в полном отречении. В конце концов для пашупатов стало предпочтительным происходить из касты брахманов. Как соотносятся эти пашупаты-монахи с вымазанными пеплом садху времен Будды или с изготовителями печати из долины Инда, на которой Шива изображен как Пашупати, неизвестно. Возможно, это одни и те же пашупаты, а возможно, и нет.

Садху-пашупаты вызывали чувство религиозного благоговения. Это был путь для смелых, путь, на котором ищущий сбрасывал свое эго и его пропитывала карунья, "сострадательная милость", Господа Шивы. Их суровость вскармливалась ритуалами-пуджами в честь Шивы, глубоким знанием космоса как постоянного становления Шивы и почти фривольным духом любви к Нему. Садхана начиналась со строгого этического кодекса, называемого яма-нияма, в котором особенно выделялись брахмачарья, "воздержание", ахимса, "непричинение вреда", и тапас, "аскетизм". Как можно узнать из их писаний, дисциплина пашупатов практиковалась в нескольких стадиях. Сначала они принимали обеты и практиковали между собой особые занятия, в числе которых были смех, пение и танцы в состоянии опьянения Шивой. Затем они растворялись в обычном обществе и жили инкогнито. Теперь они намеренно практиковали абсурдные и даже скандальные действия, чтобы вызвать общественное осуждение - лепетали и фыркали, как слабоумные, ходили, изображая калек, говорили всякую бессмыслицу с дикими жестами. Эта садхана была способом самоочищения, искоренения эгоизма и стремления нравиться публике, друзьям или соседям; она также помогала полностью утвердить в подсознании понимание того, что "нравится" и "не нравится", хорошее и плохое и все подобные человеческие стереотипы мышления и чувствования равны, если твоя любовь к Господу Шиве достаточно сильна. Целью было разорвать все связи с человеческим обществом и со своей собственной человечностью, которая досталась им от рождения. Возвращаясь к открытой садхане, они предавались суровым испытаниям, затем отказывались от всякого действия, чтобы выполнять кундалини-йогу и таким образом достигать постоянной близости к Богу Шиве. Когда союз становился зрелым, они приобретали сверхъестественные силы, такие, как всеведение. Пашупаты верили, что, когда человек прочен в добродетели и способен равнодушно принимать оскорбления и нападки, он безвозвратно утвердился на пути аскетизма. Шри Каундинья (VI век) писал в своем комментарии "Панчартха-бхашья" к "Пашупата-сутре", что йог-пашупата "должен выглядеть, как сумасшедший, как нищий с покрытым грязью телом, не стричь бороду, волосы и ногти и не заботиться о теле. Так он отрезает себя от состояний (варн) и стадий (ашрам) жизни и вырабатывает силу бесстрастия".

Пашупатизм - в первую очередь аскетический путь, который отвергает диалектическую логику и высоко ценит садхану как средство привлечения каруньи Господа Шивы. Ищущие принимают строгие обеты яма-нияма, и их садхана постепенно переходит от "действия" к "недействию". Действия поклонения включают в себя пуджу, покаяния, джапу "Намах Шивайя", ношение на теле священного пепла и демонстрацию отреченной любви к Богу Шиве.
Говорят, что эта секта была основана Самим Господом Шивой, который передал учение нескольким махариши. Около 200 г. на территории нынешнего штата Гуджарат появился самый знаменитый из садгуру пашупатов, Лакулиша. Согласно "Каравана-махатмье", он родился в семье брахманов, но умер на седьмом месяце жизни, после того, как продемонстрировал замечательные духовные силы. Мать бросила его тело в реку (традиционная форма похорон младенцев), но черепахи доставили его к одному святилищу Шивы, обладавшему большой силой. Там мальчик вернулся к жизни и вырос аскетом. По другому преданию, Лакулиша был отшельником, который умер и был оживлен Господом Шивой, вошедшим в его тело, чтобы учить мир пашупата-дхарме. Городок, в котором он явился, известен ныне под названием Каяварохана (что дословно переводится как "воплощение в теле другого"). В честь того чуда до сих пор существует особый праздник. В городке есть две каменные скрижали, на которых прославляются четыре главных шишьи (ученика) этого садгуру. Кушика, Гаргья, Майтрея и Кауруша.

Садгуру Лакулиша был динамичным пашупатой-реформистом. В своих сутрах, четко описывавших кодексы поведения и правила йоги, он предписал, чтобы в секту принимались только выходцы из трех высших каст (вайшьи, кшатрии и брахманы), стремясь примирить свою школу с ведической ортодоксией. Из этого исключительно аскетического ордена постепенно вырос популярный путь для домохозяина. Сегодня многочисленные религиозные центры пашупатов разбросаны по всей Индии. В них садгуру Лакулише часто поклоняются как Шиве, он изображается сидящим на Шивалинге в позе лотоса, мужественно обнаженным, держащим данду в левой руке и лимон в правой. Самый почитаемый храм пашупатов, Соманатха, что в Гуджарате, - храм мощный и активный, переживший несколько циклов разрушения и восстановления.

Китайский путешественник седьмого века Сюань Цзан писал, что 10 тысяч пашупатов населяли тогда Варанаси (Бенарес). В восьмом веке традиция пашупатов пришла в Непал, где знаменитый храм Пашупатинатх стал главным центром паломничества и остается таковым по сей день. Во времена своего средневекового расцвета пашупатизм покорил западную, северо-западную и юго-восточную Индию, где он пользовался монаршьим покровительством. В пятнадцатом столетии он отступил в свои гуджаратские, непальские и гималайские твердыни.

Испокон веков глубочайшие учения пашупатов хранились в секрете и предназначались только для посвященных, прошедших испытания и признанных наиболее достойными. Центральными писаниями пашупатов являются "Пашупата-сутры" (приписываемые досточтимому Лакулише), комментарии Каундиньи к ним, "Панчартха-бхашья" (ок. 500 г.) и "Мригендраагама"

До Лакулиши философия пашупатов была дуалистической. О ней известно мало, поскольку не сохранилось никаких письменных источников. Но из упоминаний различных древних авторов о пашупатизме ученые сделали вывод, что в нем Шива считался только действенной причиной вселенной, но не материальной причиной. Выделялись пять первичных категорий - причина, следствие, союз, ритуал и освобождение. Последняя категория понималась несколько необычно: пашупаты верили, что души никогда не вливаются в Шиву, и для них освобождение было просто состоянием, в котором больше не существует страдания. Они учили, что Бог может вызывать перемены в мире и в судьбах людей по своей прихоти. Бог не обязательно зависит от человека или его кармы (действий).

Система пашупатизма Лакулиши сохранила идею пяти категорий, но целью души считала достижение божественного совершенства. Кроме того, Лакулиша объявил Бога материальной причиной вселенной, чем фактически продвинул философию от дуализма к дуально-недуальной форме. Душа (пашу) предохраняется от близости к Шиве "путами" (паша). Душа сохраняет свою индивидуальность в освобожденном состоянии, которое обозначается словом саюджья и определяется как близость, но не полный союз с Богом. Господь Шива не имеет власти над освобожденными душами.

Секта капаликов, "носящих черепа", развилась из пашупатизма. Капаликов, как и пашупатов, - хотя, возможно, и не совсем безосновательно, - всячески чернили их противники. В худшем варианте они изображаются пьяными и распущенными, практикующими человеческие жертвоприношения и самую черную магию. Но есть и более доброжелательные упоминания о них. Например, в древней санскритской драме "Малати-мадхава" некий капалика произносит весьма мудрую мысль: "Предаваться исключительно прошению милостыни, покаяниям и ритуалам - это состояние, которого легко достичь. Но быть погруженным исключительно и только в высшее "Я" - это состояние, которого достичь трудно". Последователей этой секты можно еще и сегодня встретить просящими подаяния, которое они собирают в чашу из черепа (предпочтительно - принадлежавшего брахману). Некоторые ученые прослеживают связь между капаликами и позднейшими йогами-горакшанатхами. В седьмом веке еще одна секта выросла из корня традиции пашупатов. Это каламукхи, "чернолицые", которые выработали хорошо организованную социальную структуру в нынешней Карнатаке и в других регионах. Как и ранних пашупатов, их всячески поносили враждебно настроенные комментаторы. Ничего не осталось от их писаний, поэтому подробности их философии и жизни скрыты мраком. Однако когда-то они пользовались и уважением, о чем свидетельствует надпись 1162 года на одном из их храмов, в которой говорится, что это - "место для святых послушников Шивы, ведущих жизнь целомудренных религиозных учеников, место для спокойного изучения четырех Вед,.. Йога-шастр и других видов наук, место, где всегда раздается пища бедным, беспомощным... музыкантам и бардам, обязанность которых - будить своих хозяев музыкой и пением... и всем живущим подаянием... место, где немощные и больные люди находят приют и лечение, место, где обеспечена безопасность всем живым существам". Ученые считают, что школа вирашайвов развилась в лоне секты каламукхов и постепенно заменила ее собой, унаследовав храмы и ашрамы.
Сегодня пашупаты, монахи-отшельники, живут в северной Индии и Непале и имеют последователей повсеместно.

Вира-шиваизм

Вира-шиваизм - одна из наиболее динамичных шиваитских школ на сегодняшний день. Она стала широко известной благодаря замечательному южноиндийскому брахману Шри Басаванне (1105-1167). Последователи школы прослеживают корни своей веры до риши древних времен. Вира-, или "героические", шиваиты также известны как лингаяты, "носящие Лингу". Все они должны постоянно носить Лингу в медальоне на шее. Об этой практике Таватиру Шанталинга Рамасвами из Коимбатора сказал недавно: "Поклонение вирашайвов - лучшая форма поклонения, поскольку Шивалингам носится на нашем теле и объединяет душу с Вездесущим. Мы всегда соприкасаемся с Господом Шивой, не прерываясь ни на секунду". Еще вирашайвов называют лингавантами (лингаятами) и шивашаранами.

Как и происшедший в шестнадцатом веке протестантский бунт против католической власти, движение лингаятов защищало угнетенных, восставая против всевластной брахманической системы. Брахманы поддерживали социальное неравенство в виде кастовой системы и заклеймили целый класс людей (хариджанов) как нечистых. Идя наперекор своему времени, лингаяты отвергали авторитет Вед, кастовую иерархию, систему четырех ашрам, множественность богов, излишне ритуализированное и превозносящее само себя жречество, жертвоприношения животных, кармические оковы, существование внутренних миров, двойственность Бога и души, храмовое богослужение и традиции ритуальной чистоты и нечистоты.
Традиция вирашайвов утверждает, что Басаванна в молодости много размышлял и вел себя вызывающе: отверг значительную часть шиваизма, практиковавшегося в те времена, сорвал с себя священный шнур, яджнопавиту, в возрасте 16 лет и бежал в Сангаму, что в Карнатаке. Он получил пристанище и благословление у Ишаньи Гуру, шиваитского брахмана из доминировавшей там секты каламукхов, и учился у него в его монастырско-храмовом комплексе двенадцать лет. Там он приобрел глубокую преданность к Шиве как к Кудаласангаме, "Господу встречающихся рек". В возрасте 28 лет Басаванна пришел к постижению того, что братство людей должно строиться на учении о персонифицированном, личностном Божестве в форме ишталинги ("избранного или личного Линги"), Это духовное осознание дало начало центральному верованию вирашайвов в то, что человеческое тело должно почитаться как движущийся храм Господа и всегда содержаться в состоянии возвышенной чистоты.
Когда его обучение в Сангаме подходило к концу, Басаванна имел живое сновидение, в котором Господь Кудаласангама мягко коснулся его тела и сказал: "Басаванна, сын мой, вот и пришло время, когда ты должен уйти из этого места. В Мангалаведе есть царь Биджджала. У него ты продолжишь свою работу по построению справедливого общества". Получив эти внутренние указания, Басаванна отправился в Мангалаведе и нашел службу при дворе Биджджалы. Он дослужился до поста главного смотрителя царской казны и был помощником махараджи в этой беспокойной стране, где шиваизм столкнулся с буддизмом и джайнизмом. Высокий чин Басаванны способствовал быстрому распространению его революционного, визионерского возвестия о новом религиозном обществе.
Басаванна взял себе двух жен, приняв дхарму домохозяина и собственным примером подкрепив свое учение о том, что все люди - не только отшельники - могут жить святой жизнью. Каждый вечер он читал лекции, разоблачая кастовую иерархию, магические практики, астрологию, храмовое служение и многое другое и призывая все более возраставшие толпы слушателей мыслить рационально и поклоняться Шиве как Богу внутри самих себя. Так Басаванна жил и проповедовал двадцать лет, создав крупное шиваитское религиозное движение. Собрания для прослушивания его лекций стали известны как Шиванубхава-мандапа, "зал переживания Шивы".
В возрасте 48 лет он вместе с царем Биджджалой переехал в Кальян, где к нему присоединился Аллама Прабху и где его слава продолжала расти еще четырнадцать лет. Его приверженцы, люди самых разных сословий и занятий, стекались со всей Индии и присоединялись к нему. С годами среди горожан - сторонников традиционного уклада нарастало недовольство его эгалитаристской общиной. Напряженность достигла пика в 1167 году, когда поженились брахман и шудра, оба лингаяты. Разгневанные горожане воззвали к царю Биджджале, который безжалостно наказал молодоженов. Политическая ситуация становилась все более нестабильной, и царь Биджджала вскоре после этого был убит политическими противниками, а может быть, и лингаятами-радикалами. Начались волнения, в результате которых лингаяты рассеялись по всей стране. Басаванна, чувствуя, что его миссия в столице подошла к концу, переехал в Сангаму и вскоре умер в возрасте 62 лет. Лидеры лингаятов и их последователи перенесли все традиции, созданные в городских кварталах Кальяна, в деревни Карнатаки.
Несмотря на гонения, у духовных лидеров появились святые наследники, в том числе много женщин-святых. Если Басаванна был интеллектуалом в вере и социальным архитектором, то Аллама Прабху - суровым и энергичным мистиком. Учения этих двух основателей содержатся в их "Вачанах" - стихах в прозе. Духовный авторитет вирашайвов берет начало в жизни и писаниях этих двух постигших Шиву, а также многочисленных других шивашаранов, "предавшихся Богу". Установлено около 450 авторов этих писаний. "Вачаны", что в переводе означает "сказанное", презрительно отзываются о Ведах, высмеивают ритуалы и отвергают легенды о богах и богинях. Авторы этих стихов рассматривали формальные религии как "учреждения", статические организации, которые обещают человеку безопасность и предсказуемость жизни. Сами же они считали, что религия должна быть динамичной, спонтанной, свободной от сделок, в которых спасение является предметом торга. Эти писания отвергают "делание добра" для того, чтобы попасть на небо. Аллама писал: "Корми бедных, говори правду, копай колодцы для Жаждущих и пруды для города. Ты можешь отправиться после смерти на небо, но даже не приблизишься к истине нашего Господа. А человек, который знает нашего Господа, не нуждается в результатах". "Вачаны" - это горячая поэзия, полная юмора, раскаленная от поиска Истины, ощетинившаяся монотеизмом, приказывающая преданным войти в вызывающие благоговение сферы личной духовности.
Эти стихи, написанные на языке каннада, являются центральными в религиозной жизни лингаятов. Приведем несколько отрывков. Ганачара писал: "Они говорят, что я родился, но у меня нет рождения, Господи! Они говорят, что я умер, но у меня нет смерти, о Господи!" Басаванна восклицал: "Господи, жрец-брахман не действует так, как он говорит. Почему? Он идет в одну сторону, а официальный закон - в другую!" Аллама Прабху сказал: "Когда не было ни начала, ни неначала, когда не было ни спеси, ни самомнения, когда не было ни мира, ни безмирия, когда не было ни ничего, ни неничего, когда все было еще несотворенным и сырым, Ты, Гухешвара, один был, Сам по себе, присутствующий и все же отсутствующий".
По иронии судьбы, за столетия, прошедшие после этих времен реформ, вира-шиваизм постепенно вновь впитал в себя многое из того, что отверг Басаванна. Так, появилась храмовая служба, определенные традиции ритуальной чистоты, приношение даров гуру и расслоение общества, во главе которого стояли два больших иерархических ордена джангамов, - результатом всего этого стало учреждение важнейшей связи "гуру-ученик", которая по предписанию вира-шиваизма должна быть очень личной. Делались попытки вывести теологию вира-шиваизма из традиционных индусских писаний, таких, как Агамы и Сутры, необходимость чего отрицалась ранними шаранами. Отвергая и по сей день Веды, лингаяты продолжают ставить себя вне общего потока индуизма, но, принимая некоторые Шайва-агамы, становятся в один ряд с другими шиваитскими сектами. Сами вирашайвы обычно считают свою веру отдельной и самостоятельной религией.

Первоначальные идеалы, как бы то ни было, сохраняются неизменными в лингаятских писаниях, которые делятся на три класса: 1) "Вачаны", 2) исторические записки и биографии в стихах и 3) специальные труды по догматическому богословию. К центральным текстам относятся "Вачаны" Басаванны, "Мантрагопья" Алламы Прабху, "Каранахасуге" Ченнабасаванны и избранные труды под общим названием "Шунья-сампадане".

Монистически-теистическое учение вира-шиваизма называется шакти-вишишта-адвайта - вариант ограниченного недуализма, который принимает как различие, так и неразличимость души и Бога, подобных в этом смысле лучам и солнцу. Шива и космическая сила, или существование, - одно и то же ("Ты - Шива и к Шиве ты вернешься"). Однако Шива находится по ту сторону Своего творения, которое реально, не иллюзорно. Бог одновременно материальная и действенная причина. Душа в ее освобожденном состоянии достигает неразделимого союза с Шивой. Вирашайвский святой Ренукачарья сказал: "Как вода в воде, огонь в огне, так и душа, которая растворяется в Высшем Брахмане, не различается как нечто отдельное".
Истинный союз и тождественность Шивы (Линги) и души (анги) - это цель жизни, которая описывается как шунья, или ничто, но это ничто не является просто пустотой. Душа сливается с Шивой в конце шатстхалы - пути преданности и покорности, который имеет шесть последовательных этапов: бхакти (преданность), махеша (бескорыстное служение), прасада (искренний поиск милости Шивы), праналинга (восприятие всего как Шивы), шарана (неэгоистическое прибежище в Шиве) и айкья (единство с Шивой). Каждая стадия подводит ищущего все ближе к цели, пока душа и Бог не сливаются в конечном состоянии постоянного сознания Шивы - так река сливается с океаном.

К средствам достижения цели вира-шиваизма относятся паньча-ачара (пять заповедей) и ашта-аварана (восемь щитов) для защиты тела как обиталища Господа. Пять заповедей - это лингачара (ежедневное поклонение Шивалинге), садачара (прилежание в выполнении профессиональных обязанностей), шивачара (признание Шивы единственным Богом и равенства между членами общины), бхритьячара (милосердие ко всем существам) и ганачара (защита общины и ее принципов).
Восемь щитов - это гуру, Линга, джангама (странствующий монах), падодака (вода, собранная после омовения Линги или стоп гуру), прасада (священное приношение), вибхути (святой пепел), рудракша (священные бусы) и мантра ("Намах Шивайя"), Чтобы стать вирашайвом, необходимо пройти формальное посвящение (инициацию), которое называется линга-дикша - ритуал, одинаковый для мальчиков и девочек, который заменяет собой церемонию священного шнура и после которого преданный должен поклоняться личному Шивалинге каждый день. Лингаяты придают большое значение этой жизни, равенству всех членов общины (независимо от касты, образования, пола и т. д.), интенсивной общественной занятости и служению общине. Их вера особо выделяет свободу воли, подтверждает наличие цели в мире и не скрывает чистого монотеизма.

Сегодня вира-шиваизм - это полная жизни вера, особенно сильная на своей родине в Карнатаке (южная Индия). Около сорока миллионов человек проживают в этом штате, и примерно 25% населения принадлежит к религии вирашайвов. Едва ли найдется в штате деревня, где нет хоть одного джангамы или матхи (монастыря). В случае рождения в семье лингаятов, ребенок приобщается к вере в тот же день: его посещает джангама и надевает на него маленький Шивалингам в медальоне на шнурке. Этот Лингам человек будет носить всю жизнь.

Кашмирский шиваизм

Кашмирский шиваизм, который особенно подчеркивает необходимость признания человеком уже существующего единства с Шивой, является самой последовательно монистической из всех шести школ. Он возник в девятом веке в северной Индии, которая тогда представляла собой мозаику из маленьких феодальных царств. Цари-махараджи покровительствовали различным религиям. Еще силен был буддизм. Тантрический шактизм расцветал на северо-востоке. Шиваизм переживал ренессанс начиная с шестого века, и Шива был самым популярным из индуистских богов.

В соответствии с преданием кашмирского шиваизма, Господь Шива первоначально установил шестьдесят четыре философских системы, причем некоторые были монистическими, некоторые дуалистическими и некоторые - монистически-теистическими. Постепенно они были утеряны, и Шива приказал мудрому Дурвасасу оживить знание. "Умом-рожденные" сыновья муд­рого Дурвасаса были назначены учить людей философиям: Трьямбака -монизму, Амардака - дуализму и Шринатха - монистическому теизму. Так Трьямбака в незапамятные времена заложил основы кашмирской шиваитской философии.
Затем, по преданию, Сам Господь Шива почувствовал необходимость разрешить противоречия в интерпретациях Агам и противостоять дуалистическим искажениям древних доктрин монизма. В начале 800-х годов на горе Махадэва близ Шринагара жил Шри Васугупта. Предание сообщает, что однажды ночью Господь Шива явился ему во сне и рассказал, в каком месте в скале вырезано великое священное писание. Проснувшись, Васугупта поспе­шил к указанному месту и нашел там семьдесят семь кратких сутр, выгравированных на камне, которые он назвал "Шива-сутрами". Васугупта показал "Сутры" своим ученикам. Так философия начала распространяться. На этой письменной основе выросла школа, известная как кашмирский шиваизм, северный шиваизм, пратьябхиджня-даршана ("школа признания") или трика-шасана ("система трика"), Трика, "три", относится к тройственному проявлению Божественного: Шива, Шакти и душа, а также к трем собраниям писаний и к ряду других триад.

Кашмирская шиваитская литература делится на три больших раздела: Агама-шастра, Спанда-шастра и Пратьябхиджня-шастра. Агама-шастра включает в себя книги божественного происхождения, а именно литературу Шайва-агам, а также "Шива-сутры" Васугупты. Спанда-шастра или "Спанда-карика" (из которых до нас дошло только две сутры) приписываются ученику Васугупты Каллате (ок. 850- 900 г.). В них развиваются дальше принципы "Шива-сутр". Основными частями Пратьябхиджня-шастры являются "Шива-дришти" ученика Васугупты Сомананды и "Пратьябхиджня-сутры" ученика Сомананды, которого звали Утпаладэва (ок. 900- 950г.). Абхинавагупта (ок. 950- 1000 г.) написал около сорока трудов, включая "Тантралоку", или "Прояснение Тантры", исчерпывающий текст по агамической шиваитской философии и ритуалу. Именно блестящие и энциклопедические работы Абхинавагупты окончательно утвердили кашмирский шиваизм как важную философскую школу.

Кашмирский шиваизм дает чрезвычайно богатое и подробное объяснение человеческой души и предлагает четкий и ясный путь кундалини-сиддха-йоги к Цели - осознанию высшего "Я". За века своей истории эта традиция произвела многочисленных сиддхов, обладавших выдающимся видением и силой. Рассказывают, что Абхинавагупта, завершив свой последний труд по системе пратьябхиджни, вместе с 1200 учениками вошел в пещеру Бхайрава близ Мангама, и больше их никогда не видели.

Кашмирский шиваизм предельно монистичен. Он не отрицает существования личностного Бога или богов. Но гораздо большее внимание уделяется личной медитации и размышлению преданного и его послушанию гуру. Сотворение души и мира объясняется как абхаса, "эманирующее сияние" Самого Бога Шивы в Его динамичном аспекте Шакти, или первого импульса (спанды). Как "Я" всего, Шива имманентен и трансцендентен и совершает через Свою Шакти пять действий: творение, сохранение, разрушение, откровение и сокрытие. Кашмирский шиваит не столь сильно озабочен поклонением личностному Богу, сколь достижением трансцендентного состояния сознания Шивы.
Путь эзотерический и созерцательный, кашмирский шиваизм охватывает и знание, и преданность. Садхана ведет к поглощению объекта (мира) в субъекте (Я), пока Шива не открывается как единый с вселенной. Цель - освобождение - есть постоянно поддерживаемое признание (пратьябхиджня) того, что истинное "Я" -не что иное, как Шива. Нет никакого слияния души с Шивой, поскольку они вечно нераздельны.

Есть три упайи, стадии достижения богосознания. Они непоследовательны, хотя и зависят от эволюции преданного. Первая стадия - анавопайя, которая соответствует обычной системе поклонения, йогического усилия и очищения посредством управления дыханием. Вторая стадия - это шактопайя, поддержание постоянного осознания Шивы посредством мыслительного различения. Третья стадия - шамбхавопайя; в ней мгновенно достигается богосознание, когда гуру просто сообщает, что сущностью "Я" является Шива. Есть еще и четвертая стадия, анупайя, "отсутствие метода", когда зрелая душа признает, что ничего не надо делать, достигать или осуществлять, Кроме как пребывать в своем собственном бытии, которое уже имеет природу Шивы. Осознание зависит от гуру, чья милость есть расцвет садханы.

Несмотря на то, что было много знаменитых гуру, из-за географической изоляции Кашмирской Долины и позднейшего мусульманского завоевания кашмирский шиваизм имел относительно мало последователей. Ученые только недавно снова явили его писания миру, опубликовав уцелевшие тексты. Первоначальную парампару в недавние времена представлял Свами Лакшман Джу. Сегодня различные организации по всему миру в какой-то степени распространяют эзотерические учения кашмирского шиваизма. Хотя число формальных последователей точно не определяется, эта школа попрежнему еще пользуется сильным влиянием в Индии. Многие кашмирские Шиваиты покинули раздираемую войной Кашмирскую Долину и осели в Джамму, Нью-Дели и повсюду в северной Индии. Эта диаспора преданных Шиваитов может еще послужить распространению учения в новых регионах.

Шива-адвайта

Шива-адвайта - это философия Шрикантхи, изложенная в его "Брахма-сутра-бхашье", шиваитском комментарии к "Брахма-сутрам" (ок. 500 - 200 г. до н. э.). "Брахма-сутрами" называются 550 кратких стихов Бадараяны, в которых подводится итог Упанишад. "Брахма-сутры", "Бхагавад-гита" и Упанишады являются тремя центральными писаниями различных интерпретаций философи веданты. Шанкара, Рамануджа и Мадхва написали комментарии к этим книгам и вывели три вполне различные философии - со­ответственно, недуализм, ограниченный недуализм и дуализм - из одних и тех же текстов. Каждый претендовал на истинность его интерпретации Вед и жестко отвергал все другие интерпретации. Шанкара был монистом и придавал почитанию личностного Бога меньшее значение. Рамануджа и Мадхва, наоборот, разработали теистические философии, в которых преданность Вишну считалась высочайшим путем. Но не было школы веданты, которая бы на такую же высоту подняла преданность Шиве. Восполнить этот пробел и стремился Шрикантха. В результате появилась философия, которая называется шива-вишишта-адвайта и весьма сходна с ограниченным недуализмом (вишишта-адвайтой) Рамануджи. В своих комментариях Шрикантха наполнил ведантическую терминологию шиваитским содержанием.

Шрикантха жил в одиннадцатом веке. О его жизни практически ничего достоверно не известно, поэтому личность его остается загадкой. Он не основал общественного движения, сравнимого с вира-шиваизмом или шайва-сиддхантой. Но из его писаний ясно, что Шрикантха преданно любил Бога Шиву и мастерски умел о Нем говорить. Росту авторитета Шрикантхи в немалой степени способствовал Аппайя Дикшита, который в шестнадцатом веке написал убедительный комментарий к его труду (этот комментарий был частью успешной многосторонней кампании по защите шиваизма в южной Индии от напористых вишнуитских миссионеров).

Согласно Шрикантхе, Шива, создавая мир, не преследовал абсолютно никакой цели, кроме игры или развлечения. Шива - действенная причина творения. В качестве Своей Шакти, Он также и материальная причина. Шива принимает форму вселенной, трансформирует Себя в нее - не непосредственно, но через Свою Шакти. И все же Он трансцендентен, Он больше, чем Его творение, оно Его не затрагивает и не ограничивает. Шива имеет духовное тело и живет на небе, которое ярче, чем миллионы солнц, и которого могут в конечном итоге достичь освобожденные души. В своей "Брахма-сутра-бхашье" Шрикантха говорит: "Во время творения, следующего за первыми вибрациями Его энергий, - творения исключительно посредством импульса воли, независимо ни от какой материальной причины и из Своей собственной субстанции - Он создает, то есть проявляет, всю совокупность одушевленных и неодушевленных вещей".
Очищение, преданность и медитация на Шиве как собственном "Я" - акаше в сердце - определяют практический путь шива-адвайты. Медитация направлена на "Я", Шиву, Единое Существование, которое развилось во множество форм. Свобода приходит только после определенных предварительных достижений, в частности спокойствия, веры и непривязанности. Узы, которые связывают душу, можно разорвать в непрерывном потоке созерцания и отождествления себя с Всевышним, Шивой. Освобождение зависит от милости, но не от деяний.
После смерти освобожденные души отправляются к Шиве по пути богов и больше не возвращаются к земному существованию. Отдельная душа продолжает существовать на духовном плане, наслаждаясь блаженством знания всего как Шивы и владея всем возможным опытом и силой, кроме сотворения вселенной. Душа никогда не становится совершенно единой с Брахманом (или Шивой), но разделяет с Брахманом все превосходные качества. Человек имеет свободу поступать по своей воле и несет ответственность, ибо Шива удовлетворяет желания только в соответствии с кармой души. Шрикантха писал в "Брахма-сутра-бхашье": "Шива связывает себя с тройственной энергией [знания, воли и действия], входит во всю совокупность последствий и появляется как вселенная, заключая в себе триаду Божеств [Вишну, Брахма я Рудра]. Кто может постичь величие Шивы, Всесильного и Всезнающего?"

Аппайя Дикшита (1554 - 1626) - одна из самых необычных личностей в истории индуизма. Его комментарии к различным школам философии настолько глубоки, что почитаются всеми этими школами, хотя он и не был приверженцем их философий. Пылкий поклонник Господа Шивы, он составил руководства по службам-пуджам, которыми и по сей день пользуются шиваитские священники. Кроме того, он был превосходным мастером поэзии бхакти. В философии он всю жизнь придерживался школы адвайта Ади Шанкары. В борьбе за восстановление поклонения Шиве и против тогдашнего вишнуизма он не раз подвергал свою голову смертельной опасности. Шиваизм был задвинут на задний план в южной Индии шестнадцатого века - главным образом потому, что Рамараджа, царь Виджаянагара, чья территория охватывала весь современный Тамилнад, покровительствовал вишнуизму. Когда Рамараджа был убит при падении Виджаянагара в 1565 г., его преемники, правившие в разных городах, продолжали поддерживать вишнуизм. В это критическое время Аппайе удалось заручиться покровительством царя Чинны Боммана из Веллура, который правил с 1559 по 1579 г. Бомман раньше был вассалом царя Виджаянагара, но после падения этого города он объявил о своей независимости.
Аппайя Дикшита начал составлять комментарии к различным философиям того времени, включая философию Шрикантхи. Кстати, комментарии Аппайи к писаниям дуалиста Мадхвы и по сей день почитаются последователями Мадхвы. Своими 104 книгами Аппайя добился многого: сделал отношения шиваизма с другими системами мысли более гармоничными, показал преимущества шиваизма сразу с нескольких философских точек зрения и внес вклад в основы преданного почитания Шивы. Покровительство царя Чинны Боммана обеспечило широкое распространение идей Аппайи в ходе специальных конференций, в которых принимало участие до 500 ученых, и многочисленных путешествий Аппайи и ученых, которых готовили к роли миссионеров шиваизма. Аппайя писал в одной из книг: "Иссушающий жар злонамеренной критики Господа Шивы и Его почитания готов сжечь и уничтожить побеги бхакти, или преданности Шиве, которые прорастают в сознании поклонников Шивы из семени заслуг, накопленных в предыдущих жизнях. Эта книга, "Шива-карнамрита", стихи которой сделаны как бы из нектара, написана, чтобы помогать оживлять эти побеги".
Аппайя Дикшита пришел к выводу, что философии Шрикантхи и других дуалистов и ограниченных недуалистов были необходимыми ступенями к признанию истины монизма, адвайты. Он доказывал, что упор Шрикантхи на Сагуна-Брахман (Бога с качествами) больше, чем на Ниргуна-Брахман (Бога без качеств), имел в виду способствовать выработке веры и преданности у тогдашних шиваитов, ибо такая преданность есть необходимая предпосылка для дисциплины, без которой нельзя познать трансцендентный Абсолют, Парашиву, Ниргуна Брахман. Аппайя Дикшита сказал в "Шиваркамани-дипике": "Хотя адвайта была религией, принятой и запечатленной великими учителями древности, такими, как Шри Шанкара [и различными писаниями], все же наклонность к адвайте даруется милостью Господа Шивы, и только ею".

Шива-адвайта сегодня не имеет видимого сообщества последователей или формального членства, и эту школу можно понимать не как отдельное движение, а как мудрое примирение веданты и сиддханты. Ее особая заслуга - в том, что Аппайя Дикшита способствовал возрождению шиваизма в шестнадцатом веке.

Сиддха-сиддханта

Сиддха-сиддханта, или шиваизм Горакшанатхи, как принято считать, происходит от линии ранних аскетических орденов Индии. Горакшанатха был учеником Матсьендранатхи, святого-покровителя Непала, почитаемого не только индусами, но и некоторыми эзотерическими буддийскими школами. Горакшанатха жил, вероятнее всего, в десятом веке и писал на хинди. Историки связывают линию Горакшанатхи с линией пашупатов и их позднейших преемников, а также с сиддха-йогой и агамическими традициями. Сами сторонники Горакшанатхи утверждают, что Матсьендранатха получил тайные шиваитские истины непосредственно от Шивы, как и Адинатха, и, в свою очередь, передал их Горакшанатхе. Эта школа систематизировала практику хатха-йоги и, собственно, создала почти всю хатха-йогу, как она преподается сегодня.

Горакшанатха, выдающийся гуру и автор "Сиддха-сиддханта-паддхати" ("Исследования учений адептов"), был человеком огромной духовной мощи и на редкость практичным. О его жизни до отшельничества нам ничего не известно; существует мнение, что он был родом из Пенджаба. За двенадцать лет ученичества у своего прославленного гуру, Матсьендранатхи, он овладел высокими оккультными науками йоги традиции натхов. Странствуя по северной Индии от Ассама до Кашмира, он поклонялся Шиве в храмах, постигая Его в глубочайших самадхи и пробуждая в себе многие из сиддхи (могуществ) адепта шиваизма. Создав двенадцать духовных орденов с монастырско-храмовыми комплексами по всей северной Индии, Горакшанатха популяризовал свою школу и обеспечил защиту очагов шиваизма от мусульманской власти. Матсьендранатхаеще раньше совершил то же самое в Непале, где его и по сей день чтут как святого-покровителя страны. Ученые считают, что йога Горакшанатхи является развитием традиций ранних пашупатов и связанных с ними аскетических орденов, поскольку их практика и философия во многом схожи.

Для обычного общества сиддха-йоги Горакшанатхи были личностями магнетическими и незабываемыми - отшельники, одетые в шафранные робы, с черными как смоль струящимися волосами, со лбами, белыми от священного пепла, большими круглыми серьгами, бусами рудракша и необычными свистками из рога на волосяном шнурке, которые носились на шее и символизировали изначальную вибрацию, Аум. Мусульмане называли последователей Горакшанатхи "канпхати", что означает "те, у кого прорезаны уши" (имелся в виду ритуал прорезания мочек ушей для ношения серег, иногда чудовищных размеров). Некоторые из мусульман и сами присоединялись к канпхати, а настоятели нескольких горакшанатховских монастырей известны под мусульманским титулом "пир", то есть "святой отец". Эта необычная экуменическая симпатия была чрезвычайно полезна во времена общих религиозных притеснений.
Натхи этой школы воспринимали внутреннюю и внешнюю вселенные как космическое тело Шивы (махасакара-пинда), как непрерывное расцветание Его как Шакти (энергии) в бесконечность душ, миров и сил. Земля и жизнь, человеческие слабости и человеческая Божественность - все это проявленный Шива. Веря так, эти люди являли человечеству образцы духовной возвышенности и радостной преданности в храмовом служении и в паломни­чествах. В повседневной жизни, впрочем, они были сосредоточены больше на внутреннем служении и кундалини-йоге. Внутри себя они искали реализации Парасамвида, высшего трансцендентного состояния Шивы.
В книге "Вивека-мартанда" Горакшанатха дает свое понимание самадхи: "Самадхи - это название такого состояния феноменального сознания, в котором присутствует совершенное осознание абсолютного единства индивидуальной души и Универсальной Души и в котором наблюдается полное растворение всех ментальных процессов. Как совершенный союз соли и воды достигается через процесс смешения (йоги), так и ум или феноменальное сознание становится абсолютно единым или тождественным с душой через процесс глубочайшей концентрации (йоги) - это и называется состоянием самадхи. Когда индивидуальность индивидуальной души полностью вливается в трансцендентное единство Абсолютного Духа (Шивы) и феноменальное сознание тоже полностью растворяется в Вечном, Бесконечном, Трансцендентном Сознании, тогда в совершенстве осознается и реализуется самарасаттва (фундаментальное единство всех существований) - и это называется самадхи".
Достигнув самарасаттвы (или самарасы), йог с тех пор всегда сохраняет осознание трансцендентного единства Бога, даже тогда, когда он воспринимает обычный материальный мир. Таково в этой системе высшее достижение.

У школы сиддха-сиддханта есть весьма примечательная концепция кайя-сиддхи, крайне продолжительной жизни и даже бессмертия для некоторых людей. Считается, что сам Горакшанатха и многие из его последователей живы и сегодня и выполняют свою работу в потаенных местах. Точные методы достижения кайя-сиддхи не описываются в их текстах, но преподаются непосредственно от гуру к ученику.

К центральным писаниям относятся "Хатха-йога-прадипика" Сватмарамы, "Гхеранда-самхита", "Шива-самхита", "Джнянамрита" и другие - всего около сорока трудов, приписываемых Горакшанатхе или его последователям. Большая часть книг посвящена хатха-йоге.

Теология сиддха-сиддханты охватывает как трансцендентного Шиву (бытие), так и имманентного Шиву (становление). Шива является действенной и материальной причиной. Творение и конечное возвращение души и космоса к Шиве описываются как "пузырьки, возникающие и лопающиеся в воде". Сиддха-сиддханта принимает адвайтистский опыт про двинутых йогов, не отрицая смешанного опыта единства и двойственности в обычных сферах сознания.
За прошедшие столетия выросло также большое сообщество домохозя
ев, или верующих-мирян, которые равняются на идеалы отшельников. Сегодня существует, вероятно, 750 000 приверженцев шиваизма сиддха-сиддханты, которых часто считают шактами или адвайта-тантриками. Среди них есть и уличные маги-заклинатели змей, и почтенные граждане, и продвинутые садху. Школа распространена по всей Индии, но наиболее заметна в северной Индии и Непале. Ее приверженцы называются йогами; особое внимание уделяется отречению от мира - даже для домохозяев. И прежде, и в наше время глубокая теология часто отходила на второй план, и в главном фокусе внимания оказывалась кундалини-хатха-йога. Система ценностей сиддха-сиддханты часто заставляет ее последователей удаляться от общества. Эта секта также широко известна как натха, горакша-пантха и сиддха-йоги-сампрадайя. Другие ее названия: Адинатха-сампрадайя, натхаматха и сиддха-марга. Слово горакх или горакша означает "коровий пастух". (Кстати, слово "горкха" означает жителя Непала и тождественно "гуркха", названию известного воинственного племени из этой страны.)

     Сегодня эта традиция натхов представлена садху-горакшанатхами и многочисленными другими почтенными орденами гималайских монахов, поддерживающих дух отречения от мира в поисках "Я". Миллионы совре­менных ищущих черпают из их учений, среди которых блистает текст Сватмарамы (XVI век) "Хатха-йога-прадипика" ("Освещение йоги"). Из этих мощных древних корней почти во всех странах мира выросли школы йоги. Они напористы. Они динамичны. Они дают результаты - физические, ментальные и эмоциональные. Они обычно не обучают религии индуизма, но дают минимальное представление о пудже, гуру, карме, дхарме и существовании всепроникающей силы, которая называется энергией. Эти свободно сплетенные философские посылки и прагматические результаты, приносимые практиками хатха-йоги, пранаямы и медитации, привлекают все более широкие массы ищущих людей, воспитывавшихся в самых разных религиях. Сегодня эти школы охватывают также аюрведу, астрологию и различные формы холистического целительства. Самым искренним ученикам преподается высшая медитация. Так древняя мудрость сиддха-сиддханты продолжает жить в современную эпоху и улучшает качество жизни человечества и помогает искателям истины достичь цели.


ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ


• Монашеский орден шайва-сиддханты Нандинатха сампрадайи Каиласа парампары.
• Фото Сатгуру Шивайя Субрамуниясвами.
• Аудио-лекции Сатгуру Шивайя Субрамуниясвами.
• Шива и Шивалингам.
• Издательство "ВЕЛЬ".